Разведопрос: Клим Жуков о Полоцком взятии

Опубликовано: 17.06.2017

видео Разведопрос: Клим Жуков о Полоцком взятии

ЧЕЛОВЕК, который СМЕЁТСЯ. Виктор Гюго

Любовь в реале 

Полюбить — просто, обожать — сложно.            

Народная мудрость



 

Захар Прилепин. Темная мортышка. — М.: АСТ, Астрель, 2011; 

Анна Козлова. Все, что вы желали, но страшились поджечь. — СПБ. Пб.: Амфора, 2011. 

 

Картин счастливой любви можно вспомнить вот так, без помощи справочного материала, совершенно малость… Приходит в голову, как ни удивительно, чета Маниловых из “Мертвых душ”, которую в школе нас приучивали принимать чуть не с презрением. Живут такие голубки, пустые мечтатели, витают в облаках… А задуматься, как тяжело им было сохранять это витание в далеком имении, в замкнутом пространстве, общаясь с ограниченным числом лиц, при этом не их круга. Манилов время от времени выезжает в город, а супруга и сыновья — в заточении. (Стршные будни таких далеких (ну и не очень далеких) помещиков мы увидим у Чехова.) И любовь, пусть и пошловатая, забавная (а какая длительная  любовь не может показаться пошловатой и забавнй?) держит этих затерянных в местах Рф людей от перевоплощения в животных… Либо любовь Ильи Ильича Обломова. Нет, не к этой криводушной, не уважавшей его Ольге, а к Агафье Матвеевне. Ведь их дела близки к безупречной любви, безупречному супружеству.


Непослушный котенок

Но все таки при всем усилии вспомнить много счастливых любовей в российской литературе не выходит. Чтоб он  и она  познакомились, втюрились, а в конце, прожив полную испытаний, но все таки чистую и добросовестную совместную  жизнь, погибли…

А можно ли написать такую книжку с подробностями ? Доступное чтиво либо сказку — да, а реалистический роман… Лев Толстой попробовал изобразить безупречную семью — Левина и Кити. Но помним ли мы ее? Я встречал поклонников этого произведения, пропускавших при перечитывании странички, ей посвященные. Левин с Кити казались им излишней линией. Она очевидно слабее, чем линия Анны, Вронского, Каренина: тут страсти, конфликты, слезы, поезд, а там — размеренность и приторная благость…


QI / КьюАй / Весьма Интересно - 8 сезон - 3 серия - Hoaxes (русские субтитры)

Супруга делает пробы близости, но они вялы и формальны, — видимо, и она осознает, что любовь прошла.

До определенного момента их соединяют малыши — мальчишка и девченка лет четырех-пяти. К ним нереально не испытывать ласковых эмоций — сам возраст на это провоцирует, о их нереально не хлопотать (хотя малыши всячески стараются быть самостоятельными, послушливыми, некапризными). И все таки, узнав о том, что у супруга любовница (поточнее, получив вещественные подтверждения), супруга удирает из квартиры. Герой тоже не может длительно находиться в этих стенках; отводит малышей в садик, откуда их при первой способности похищает супруга.

Герой переселяется к любовнице, но та очень скоро его выгоняет. Он, находящийся повсевременно при ней, грузящий (пусть и неразговорчиво) ее своими неуввязками, ей не нужен. Секс, ублажение чувственности  — одно, а сосуществование — другое.

В конечном итоге герой остается один. Такой приблизительно тридцатипятилетний бобыль — спаленный, опустошенный, безвольный.

Сценам, так сказать, общения героя с супругой, детками, любовницей создатель отвел чуть ли третья часть объема собственной маленький книжки. Его, совместно с героем, больше занимает неувязка некоторых недоростков — безжалостных малышей, убивающих взрослых… В конечном итоге они сводят (временно?) героя с разума, тем паче что потерявшиеся его родные отпрыск и дочка, полностью возможно, могли стать такими же недомерками…

Линия недоростков, естественно, принципиальная, на ней держится сюжет, но она все таки литературна. А вот линия потерянной любви — актуальна и кровоточива.

Создатель не указывает нам период влюбленности героя и его супруги; знакомство героя с любовницей описано максимально лаконически (герою очень приглянулись ее щеки). Мы лицезреем только конец — предел послелюбовья. К огорчению, только это.

Я слышал, что сначало “Темная мортышка” была намного больше окончательного варианта. Может быть, там Захар Прилепин проследил весь период смерти любви собственного героя и к супруге, и к любовнице; вероятнее всего, вышло художественно слабо, и он оставил только то, что оставил.

Жалко. Чтоб показать путь героя от счастья к одиночеству и опустошению, подошла бы форма российского романа — медленное, подробное повествование, нужные длинноты, временная протяженность.

Идея не пустая — на данный момент все почаще случается, что дамы, воспитанные по-европейски, уходят в исламскую цивилизацию, надевают паранджу…

Возвратившись из Хургады, Саша встречается с мамой. Та спрашивает, как развиваются ее дела с партнером. В ответ Саша разражается чувственной речью:

“— Мам, — произнесла я, — ну чем все это могло окончиться? Чем? Счастливым замужеством, рождением малыша? Неуж-то ты не понимаешь, что все это — полный абсурд и херня. Ты повсевременно выходишь замуж, приманиваешь каких-либо мужчин, и я от всей души поражаюсь, как ты находишь внутри себя силы веровать в то, что все может окончиться отлично? Откуда эта вера, мать? На что вообщем здесь можно возлагать? После этой поездки я сообразила одно: мне не нужен мужик.

— Ты в собственном уме? — воскрикнула мать.

— Да, в собственном. Единственно применимая для меня форма отношений с ними — секс, а в остальное время они меня утомляют”.

Да, секс полезен: “В “Cosmopolitan” писали, что пятнадцать минут секса, когда ты сверху, равны часу занятий на велотренажере”.

Но все же Саша грезит о любви. Однажды ей показалось, что она полюбила 1-го их собственных коллег, и перед ней встает вопрос, как ему в этом признаться. В конечном итоге она приглашает юного человека поужинать в пятницу вечерком, и за ужином (пиво) предлагает: “Дим, а… Может, мы с тобой… Ну, трахнемся?”

Юноша заявляет ей: “Моя личная жизнь устроена. Полностью для себя устроена”.

Разъяснения в любви, судя по всему, вообщем ушли в прошедшее. Люди еще могут именовать друг дружку ласкашками  вроде “заи”, “рыбки”, “масюси”, но сказать без фальши нежную фразу уже не в состоянии. Нет неопошленных слов для выражения любви. Неслучайно литература о любви практически не гласит — нечем. Нет и актуального материала для этой, пожалуй, главной из нескончаемых тем .

Вероятна ли ее реанимация?

Вероятнее всего, у писателей не хватит сил, чтоб возвратить любовь в реалистическую литературу. Естественно, художественно сильные рассказы, повести, пьесы, а то и романы появятся, но они будут восприниматься как исключения. А так… И сейчас большая часть создателей минует любовь либо же ограничивается только упоминанием о ней, не исключено, что в дальнейшем она станет упоминаться еще пореже.

Инстинкт обожать сохраняется, желание существует, но духовные силы все слабее, критерий для счастливой любви все меньше.

Любовь должна кое-чем подпитываться. А чем она подпитывается в нынешней жизни?

“Мы встали, поели омлет и бутерброды с сыром и принялись обычно слоняться по комнатам…” — вспоминает героиня Анны Козловой о жизни с матерью и отцом.

Семья героя “Темной мортышки” по вечерам и в выходные тоже изнывает от пустоты. Если малыши кое-чем занимаются, правда, как-то натужно, только бы не допекать взрослых, то взрослые совсем не знают, что делать. Супруга уставилась в телек, супруг то таращится в экран компьютера, то тоже слоняется по квартире, а позже, не выдержав, бежит либо к любовнице, либо поглядеть на привокзальную путану, которая припоминает ему супругу…

Трудности любви, брака появляются в современной литературе как-то блекло, жадно, периферийно. Может быть, поэтому, что создатели страшатся, копнув делему поглубже, дать повод заподозрить, что и у их есть подобные трудности.

Чтоб писать конкретно о любви мужчины и дамы, необходимо узреть конфигурации в самом устройстве жизни. По другому мы будем встречать в книгах только сцены влюбленности, которая не перерастает в реальную, долгую и тем паче крепкую любовь.